• 8-800-350-10-12
  • msk@adv3.ru

Досудебное соглашение о сотрудничестве

  • Главная
  • Досудебное соглашение о сотрудничестве

Досудебное соглашение о сотрудничестве

Вряд ли гражданин, совершивший преступление, превосходно разбирается в нюансах уголовного права. Ему предлагают заключить соглашение о сотрудничестве еще до начала судебного процесса. Мол, признание вины и раскаяние смягчают наказание. Он вынужден верить, поэтому подписывает предлагаемый документ. Обвиняемый (подозреваемый) гражданин предоставляет сотрудникам органов следствия все недостающие детали. Но суд назначает ему совершенно другое наказание, существенно отличающееся от того, которое обещал прокурор.

Невиновного человека также могут подбить на подписание соглашения, обещая:

- мизерный срок заключения;
- условное наказание;
- избавление от наказания, если с помощью его показаний удастся подтвердить вину другого гражданина.

В результате невиновному человеку, введённому в заблуждение следователем, назначается долгое пребывание за решёткой.

Родственники жертвы тоже могут быть шокированы приговором, если по причине заключения досудебного соглашения с преступником о сотрудничестве прокуратура сможет добиться присуждения минимального срока наказания. Такие преступления и приговоры вызывают сильный общественный резонанс и не укрепляют веру людей в справедливый суд.

Причины и последствия заключения досудебного соглашения

Этот досудебный договор с сотрудниками следственных органов без мощного юридического сопровождения заключать не следует. Это введение в российское законодательство имеет много "подводных камней", и каждый свой шаг обвиняемому крайне желательно обсуждать со своим адвокатом.

Органы уголовного преследования теперь имеют еще одно вполне законное правовое средство, чтобы "раскалывать" преступные сообщества. Соучастник группового преступления, идущий на сотрудничество, может получить преференции при вынесении приговора. Можно всерьёз рассчитывать на повышение раскрываемости уголовных дел.

При этом в российских реалиях введённое "досудебное соглашение о сотрудничестве" нельзя назвать устоявшейся правовой системой, так как законодательная база, разрабатываемая в этом направлении, по-прежнему остаётся неразвитой и противоречивой. И стороны, заключающие соглашение, проявляют правовое невежество. А ведь с 2009 года, когда в УК и УПК были включены нормы, регламентирующие порядок и последствия заключения соглашения, прошло немало времени.

Сущность соглашения

Борцы с преступностью и субъекты, совершившие преступление, заключают компромисс. Посткриминальное поведение участника преступления носит позитивный характер. Тогда ему гарантируют:

- снижение уровня уголовно-правовой репрессии;
- избавление от наказания.

Взаимные гарантии позволяют, с одной стороны, ускорить проведение следствия и повысить его результативность, а с другой – поскорее стать преступнику законопослушным гражданином, вписаться в нормальное общество. Однако сложности, возникающие в процессе реализации соглашения, обычно оказываются слишком существенными, а порою даже неразрешимыми.

Противоречия, заложенные в основах соглашения

Законодатели, разрабатывавшие закон № 141-ФЗ от 29.06.2009 г., не вполне понимали особенности природы этого нового правового института. Сам же порядок применения досудебного соглашения обозначен в п. 61 ст. 5 УПК РФ.

Но законодатели указали конкретные уголовно-правовые последствия, которые были введены в уголовный закон (п. 2, п. 4 ст. 62 УК РФ). Значит, досудебное соглашение нельзя считать только уголовно-процессуальным средством. Это обстоятельство, способное смягчить наказание, по своей природе является самостоятельным. Присвоение этому обстоятельству уголовно-правового статуса можно считать законодательным недоразумением, противоречащим самому понятию подобного соглашения.

Подозреваемому (обвиняемому) приходится защищать свои интересы после возбуждения уголовного дела (предъявления обвинения). Тогда он может заключить со стороной обвинения соглашение о сотрудничестве (п. 61 ст. 5 УПК РФ). Выходит, что мера уголовной ответственности должна зависеть не от самого факта досудебного соглашения, а именно от позитивного поведения обвиняемого после совершения им преступления. Позитивное поведение должно сопровождаться:

- явкой с повинной;
- изобличением других преступников;
- помощью в уголовном преследовании иных участников преступной группы;
- способствованием раскрытию преступления;
- содействием в расследовании;
- стремлением разыскать имущество, присвоенное преступным путём.

Важно! Обозначенное содействие восстановлению законности должно носить активный характер, а не выражаться общими фразами и пустыми обещаниями. Помощь следствию должно оказаться результативной.

Раскаяние должно оказаться деятельным (пп. "и" п. 1 ст. 61 УК РФ). То есть человек, поправший закон раньше, в настоящий момент ни за что не совершил бы этих противоправных действий. Возможно, гражданин не знал, что совершает преступление. А может быть нарушить закон его вынудили сложные обстоятельства. Досудебное соглашение представляет собой фиксацию деятельного раскаяния, оформленного процессуально.

Гарантии для обвиняемого

Действительно, субъект преступления, нарушивший закон, имеет право на снисхождение, если результаты его деятельного раскаяния будут полезны стороне обвинения.

Дальше следует процессуальное поощрение преступника. Приговор будет вынесен ему фактически без судебного разбирательства (п. 1 ст. 316 УПК РФ; п. 1 ст. 317.7 УПК РФ).

С обоснованностью положений ст. 62 УК РФ (п. 2, п.4) согласиться сложно. Трудно уловить связь между фиксацией деятельного раскаяния, когда речь идёт об уголовно-правовых последствиях заключения соглашения по поводу помощи следствию и существенного смягчения наказания, и самим деятельным раскаянием. Если придерживаться установленных правовых норм, то подсудимого не следует наказывать менее строго, чем субъекта, который соглашение подписал, но при этом отказался компенсировать вред, что причинил потерпевшему.

В результате мерилом, определённым для смягчения уголовного наказания, становится не реальное раскаяние виновного лица, а подписанное им соглашение. Сам по себе такой документ может оказаться оцененным только сотрудниками следственных органов, а общественно опасные последствия совершённого преступного деяния компенсированы этим соглашением не будут, если преступник не раскаялся на самом деле.

В дальнейшем намечается проверка конституционности данного положения. Гражданам России гарантируется равенство перед законом, и Конституционный суд РФ сможет оценить действенность этого принципа.

Полная зависимость от следователя или прокурора

В статьях 317.1 УПК РФ и ст. 317.2 УПК РФ обозначены:

- порядок подачи заявления по поводу заключения досудебного соглашения;
- механизм рассмотрения ходатайства.

Однако здесь нет гарантии, что будет реализовано право подозреваемого (обвиняемого) заключить такую сделку, даже если сотрудничество может считаться вполне обоснованным действием сторон. Значит, могут проявляться коррупциогенные факторы, так как правоприменитель рассматривает положение обвиняемого гражданина исключительно "со своей колокольни", а не по установленным правилам. Следователь или прокурор имеют право принять негативное решение и отказать в удовлетворении ходатайства. (п. 3 ст. 317.1 УПК РФ).

Такой отказ может быть обжалован вышестоящим руководителем. Необходимо, чтобы адвокат отослал ему указанное постановление об отказе в законном праве обвиняемого на заключение соглашения (п. 2 ст. 317.2 УПК РФ). И всё же руководитель следственного органа вряд ли проявит заинтересованность в пересмотре позиции своего следователя. Прорвать этот процессуальный тупик сможет только очень опытный адвокат (п. 4 ст. 317.1 УПК РФ).

При этом сам порядок заключения соглашения позволяет следователю поступать с задержанным так, как он того желает. Он обретает фактическое право всецело влиять на судьбу своего подопечного, а это путь к коррупции. В результате институт досудебного соглашения предлагает концепцию выборного применения права, то есть беззакония.

Снижение наказания самым опасным преступникам

В п. 4 ст. 62 УК РФ есть норма, явно противоречащая принципам справедливости. Она обладает значительным криминогенным потенциалом и противоречит основополагающим принципам ст. 6 УК РФ. То есть отказ от назначения максимально сурового наказания лицам, якобы раскаявшимся и выразившим желание сотрудничать с правоохранительными органами, порождает чувство безнаказанности у преступников и ощущение несправедливости у пострадавших.

Соглашение о сотрудничестве, подписанное до начала судебного разбирательства, не позволяет назначить преступнику пожизненное заключение или смертную казнь в ситуациях, обозначенных в ст. 59 УК РФ.

Даже назначение слишком длительных тюремных сроков в этой ситуации не практикуется. По условиям п. 2 ст. 105 УК РФ следует наказание за особо тяжкие преступления. Пострадавшим было причинено огромное горе, что могло вызвать широкий общественный резонанс. Однако если было подписано досудебное соглашение, виновное лицо будет лишено свободы на срок (это максимум) 13 лет 3 мес.

Суд, назначающий срок наказания в подобной ситуации, также обязан применять санкции в минимальном размере, а это 15 лет лишения свободы (п. 3 ст. 205 УК РФ), хотя в пп. "б" говорится о пожизненном заключении террористов.

Нет в п. 4 ст. 62 УК РФ и такого важного нюанса, как отсутствие отягчающих обстоятельств, а ведь правонарушитель мог бы рассчитывать в этих случаях на смягчение наказания. Выходит, что отдельные пункты ст. 62 УК РФ (п. 2 и п. 4) в этом плане не согласованы.

Эта уголовно-правовая норма, подвергаемая критике, предоставляет лазейку в системе правосудия для субъектов, которые совершают особо тяжкие преступления. Они могут избежать максимально строгого наказания.

Более того, преступники заранее могут планировать свои действия с учетом того, что в случае их выявления удастся заслужить скидку при назначении наказания. В России и без того не применяется смертная казнь, а сотрудничество со следствием позволит снизить наказание даже за изощрённые убийства.

Отмечается следующий парадокс. Если удастся подтвердить в ходе проведения следственных действий, что именно этот субъект совершал убийства, тогда ему присудят высшую меру (пожизненное заключение). Но он идёт на сотрудничество и заключает досудебное соглашение. Преступник обещает показать, где спрятал еще не обнаруженные трупы, и рассказать, каким образом он совершал убийства. В результате он получает 13 лет и 3 месяца.

Как раз здесь широкие дискреционные полномочия правоприменителя, отказавшегося воспринять всерьёз "позднее раскаяние" преступника, могут сыграть положительную роль, если последует отказ от подписания соглашения. С другой стороны, некоторые преступления так и останутся нераскрытыми.

Последствия нарушения условий досудебного соглашения

Стоит обратить внимание и на статью 63.1 УК РФ, тоже не лишённую погрешностей. Если обвиняемый нарушает условия досудебного соглашения, в суде к нему не будут применяться положения п. 2, 3, 4 ст. 62 УК РФ. Так или иначе они касаются сроков заключения. Также не будет поблажек по статье 64 УК РФ. Но ст. 64 УК РФ и п. 3 ст. 62 УК РФ в данном случае упоминаются ошибочно.

Выходит, что террорист или убийца, раскаявшийся (причём деятельно) с учётом пп. "к" п. 1 ст. 61 УК РФ, а впоследствии нарушивший досудебное соглашение (введший в заблуждение прокурора или следователя), всё же может воспользоваться правом на смягчение наказания с учётом п. 1 ст. 62 УК РФ.

Вот такие изъяны уголовно-правовых норм, внешне кажущиеся ничтожными, помогают адвокатам преступников добиваться для своих нанимателей существенного смягчения наказания.

Каким сторонам уголовного процесса требуется содействие адвоката

1. Помощь высококвалифицированного адвоката непременно потребуется подсудимому (подозреваемому, обвиняемому), то есть гражданину, совершившему преступление. Профессионал должен обладать глубоким пониманием всех нюансов УК и УПК. Тогда задействованному адвокату удастся добиться смягчения наказания для своего клиента.

Грамотный правовед совместно с нанимателем разработает стратегию защиты и подскажет своему подопечному, стоит ли заключать досудебное соглашение о сотрудничестве. Также он проконтролирует, чтобы со стороны прокурора это соглашение не оказалось пустой бумажкой. Ведь его клиент раскроет секреты, которые сотрудникам следственных органов самостоятельно раскрыть так и не удалось.

2. Компетентный адвокат по уголовным делам поможет невиновному клиенту оправдаться. Справедливость способна проявить себя не в период ведения следствия, а уже в суде. В случае невиновности клиента задействованный юрист не советует заключать какие-либо досудебные соглашения, так как они становятся подтверждением признания вины. Ведь без совершения преступного деяния не может наступить раскаяние.

3. Полноценным юридическим сопровождением следует воспользоваться и пострадавшей стороне. Во-первых, юрист сможет оказать воздействие на поведение следователя, соглашающегося подписать соглашение с преступником; во-вторых, грамотный правовед проконтролирует, чтобы имущественные требования клиента были удовлетворены в полном объёме.

Так что компетентный адвокат, превосходно разбирающийся в тонкостях уголовного права и в нюансах судопроизводства, может отстаивать позицию и обвиняемого гражданина, и потерпевшей стороны. В его понимании правым всегда остаётся клиент, доверивший ему свою судьбу.